Фаткуллин Губай СалимовичРодился Губай Салимович Фаткуллин в августе 1914 г. в д. Кунакбаево. Учился в Учалинской средней школе. Трудовой путь начал учителем.

В 1934-1936 г.г. работал инструктором, затем — заместителем редактора районной газеты "За большевистский колхоз" Пестричинского района Татарской АССР. Отслужил действительную в РККА. Участник Великой Отечественной войны.

Демобилизован в 1946 г. в звании сержанта.

1946-1949 г.г. — пропагандист отдела пропаганды Учалинского райкома ВПК(б).

Избран председателем колхоза "Совет" и за короткое время вывел его в число лучших колхозов республики. Колхоз четыре раза становился участником Всесоюзнной сельскохозяйственной выставки.

За ратные подвиги награжден орденом Отечественной войны и медалями, а за успехи в руководстве колхозом и достижение высоких производственных показателей в 1956 г. удостоен звания Героя Социалистического труда.

Награжден орденами Ленина, медалью "Золотая звезда".

Было трудно, но интересно (Г. Игнатов)

Сначала мы долго рассматривали фотографии в толстенных семейных альбомах, любовно оформленных. Фотографии расположены по хронологии: предки, второе, третье поколение, дом, работа, отдых, дети, внуки-правнуки. А открывается первый том "генеалогическим деревом" Фаткуллиных, на второй странице — его жены Камилы Мутигуловны.

— Отец мой учительствовал и крестьянствовал, ну, то-есть, сам хлеб сеял и убирал. Семерых детей кормить надо было. А учительское жалованье и тогда было не ахти…

В 1915 г. отец осуществил-таки мечту каждого достопочтенного мусульманина: совершил хадж в Мекку, тем самым к уважению за профессию добавилось почтение за веру.

Начальную школу кончил в родной деревне, семилетку — в Ургуне, школу второй ступени — в с. Учалы. Потом — учеба в казанском пединституте.

Работать начал заместителем редактора районной газеты "За большевистский колхоз" около татарской столицы.

Детали тех лет, фамилии, с кем вместе работал, дружил, уже подзабылись за давностью лет, но что в феврале 1939 г. призвали на службу, точно знаю. Попал в Киевский военный округ. С мая 1941 г. стал курсантом 1-го Московского авиационного училища.

На второй год войны молодой летчик уже на Дальнем Востоке. Послали как-то в разведывательный полет на Японию. За Амуром самолет подбили, но на бреющем полете сумел дотянуть до своих. Комиссия, осмотрев изрешеченную машину, заключила, что на таком аппарате пилот не мог выполнить задание. На очередное задание вылетели втроем. В этот раз самолет Фаткуллина подбили основательно, пришлосьпрыгать с парашютом. Приземлился неудачно: сломал ногу, получил сотрясение мозга. Хорошо, что свои сумели вытащить. Три месяца в госпитале, а в итоге — запрет на полеты. Военный летчик стал старшим метеорологом.

В декабре 1946 г. демобилизовался, приехал в Учалы. Направили редактором районной газеты "Зауралец". Два с лишним года осваивал журналистику, а потом перевели пропагандистом в райком партии.

Дальше начинается главный этап в жизни Губая Салимоовича, которому будет отдано больше двух десятков лет, этап, принесший ему известность и почет, этап, который он и сейчас считает очень трудным, но интересным.

…В 50-е годы в Союзе началось укрупнение колхозов. Бывшие наши мелкие колхозы "Ургун" (Ургун), "Комбайн" (с. Учалы), "Авангард" (Сайтаково) объединили в один "Совет", Фаткуллина райком партии рекомендовал председателем..

— Ну, какой я председатель, сказал я в райкоме: ни опыта, ни знаний. Отказался. Дело дошло до обкома. Ты коммунист или нет, спросили меня там. Да, коммунист. Так в чем же дело?

Принял колхоз. Посоветовался с аксакалами, "запоем" читал сельскохозяйственную литературу по отраслям, по экономике. Из более сознательных и грамотных колхозников набрали людей на должности специалистов среднего звена. Кое-кого отправили в техникумы, на курсы. Взялись за разработку наиболее приемлемых севооборотов, составили схемы применения удобрений, приняли как необходимость глубокую вспашку. Взяли курс на увелечение поголовья всех видов скота, повышение его продуктивности. В связи с постановлением правительства об освоении целинных и залежных земель стали распахивать неиспользованные площади. Учредили звание "Почетный колхозник", удостоенным этого звания выдавали бесплатно дополнительно по два центнера зерна, доплачивали к пенсии 25 процентов, без оплаты обеспечивали топливом, ремонтировали дома, давали без очереди путевки в санатории, на озере Калкан открыли колхозный дом отдыха, куда путевка колхозникам была дешевле на половину, а почетным — бесплатно. Уходящим на службу парням выдавали новую гражданскую одежду и вещмешок, а вернувшимся со службы — новые ботинки и 200 рублей. На колхозные деньги года полтора в районной типографии выпускали газету "Колхозник". Установили в колхозе строгий режим дня.

К 1956 г. освоили 2000 гектаров новых земель, урожайность поднялась до 18,4 центнера с гектара(до этого была 8-12), на 30 процентов выросло поголовье КРС, больше стало птицы, свиней. Доход с 33 тысяч рублей в 1950 году вырос в 1956 году до 198 тысяч. Колхозники получали на трудодни до четырех тонн зерна и деньги.

За успехи в развитии полеводства и животноводства в 1956 г. Губаю Фаткуллину присвоили звание Героя Социалистического труда. 82 колхозника получили ордена и медали, в том числе двое — ордена Ленина.

Описывать более чем двадцатилетнюю работу Г. С. Фаткуллина в качестве председателя колхоза "Совет" не буду: были годы удачные, неудачные и совсем плохие, были благодарности и награды, штрафы и выговоры, нарекания и упреки, анонимки и клевета — все, без чего не работает ни один руководитель, тем более столько лет.

В 1972 г. по болезни попросил освободить от председательства. Колхозники не дали согласия. Ни райком партии, ни райсовет не смогли посодействовать. Написал письмо в ЦК КПСС. Оттуда был, видимо, соответствующий звонок в обком партии. Обком рекомендовал освободить. Сдал я колхоз и почти сразу был избран председателем райкома профсоюза работников сельского хозяйства. Через два года, в 1975 г., оформил пенсию и оставил профсоюзные дела.

Не успел Губай Салимович отвыкнуть от работы, как назначили директором дома отдыха "Озеро Ургун". В общем -то неплохое заведение через три года он вывел в число передовых по республике. А всего работал он в доме отдыха около шести лет.

С 1968 г. я знал Губая Салимовича "в деле": довольно часто бывал в колхозе, встречался в райкоме профсоюза, разговаривал в доме отдыха. Впечатление одно: деловой, и очень энергичный.

— Годы шли. Все четверо детей были в Уфе. Хотелось пожить, если не вместе, то рядом. В 1981 г. перебрались с женой туда. Без дела быть я не привык, а потому принял предложение стать директором объединения парков и садов г. Уфы. Через три года переквалифицировался в старшего инспектора ВДПО — Всесоюзного добровольного пожарного общества.

К 1985 г. Губай Салимович немного угомонился: "укатали сивку крутые горки" оставил работу и принялся писать воспоминания…

Председатель Губай

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *